Среда, 18.10.2017, 19:35

СССР -- TERRA INCOGNITA

Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

Эхо «Священной войны». Контекст эпохи. Часть 1

1. Предисловие

Я не собираюсь выяснять, кто написал «Священную войну». Авторство В. И. Лебедева-Кумача для меня очевидно. Я хочу попытаться показать, как возникла эта песня. Что за колоссальная энергия вложена в ее слова. Какой вечный огонь пылает в ней по сей день и обжигает нас. И когда этот огонь возник — разве и впрямь только 22 июня 1941 года?

Меня заинтересовал вопрос: так ли уж правы апологеты Боде, когда говорят, что текст «Священной войны» нельзя с уверенностью атрибутировать В. И. Лебедеву-Кумачу, даже несмотря на существование черновика, сохранившегося в архиве поэта. Они с изумительным упрямством до сих пор доказывают, что написание «Священной войны» в 1916 году объяснялось бы историческим фоном, первой мировой войной, страданиями раненых, на которых якобы насмотрелся Боде. А 22 июня 1941 года «о зверствах фашистов еще ничего не было известно»! И поэтому песня не могла быть написана 22 июня 1941 года. Будто до второй мировой войны не было ареста Тельмана и бессрочного содержания его в нацистских тюрьмах. Будто не бежали от расправ из Германии евреи. Будто не было Испании, Герники, Альмерии и десятков других проявлений бесчеловечной сущности гитлеровского режима. Будто не знали читатели советских газет, что девиз и принцип у летчиков люфтваффе: «Стреляй по всему, что движется». И немецкие летчики стреляли — в детей, в мирных граждан, в безоружных, в своих же собственных раненых. Будто не наслышались советские люди о бандитской фашистской повадке, неоднократно показанной уже гитлеровцами: подкрасться к мирному городу на рассвете и напасть на спящих людей.

Всё это есть в довоенных газетах. Всё рассказывали своим читателям о фашизме советские журналисты. Всё понимали в злодейской сущности фашизма советские писатели. И ненависть советских людей 1930-х годов к фашизму разве что капельку уступала ненависти года 1941-го. Потому что все понимали: рано или поздно бешеная коричневая зверюга обязательно набросится на ненавистную ей страну социализма — священную родину советских людей.

В Интернете комментаторы истории со «Священной войной», чьи позиции смыкаются с позициями апологетов Боде, пишут иногда: да, что-то там было такое в газетах 1930-х годов, были какие-то слова, похожие приблизительно на слова «Священной войны»…

Нет, они похожи не приблизительно. Это те же самые слова. Просто 23 июня 1941 года, после вынужденного почти двухлетнего перерыва, они снова появились на страницах газет. Но сначала они прозвучали на военных митингах после речи Молотова.

Вот, например, резолюция одного из митингов:

«Каждый… готов все свои силы, весь свой опыт и талант, всю свою кровь… отдать делу священной народной войны против врагов нашей родины!»

Это было написано во второй половине дня 22 июня   на митинге советских писателей. Там был и В. И. Лебедев-Кумач. Надо же, какие неслыханные слова! Их может выдумать только учитель гимназии! Я уж не говорю о «вражеских ордах», которые кочуют под разными ярлыками по газетным полосам тоже как минимум с 1937 года, причем в таком количестве, что можно сбиться со счету при попытке внести эти орды в статистическую сводку (это, конечно, гипербола, но и не беспочвенная).

Так что, выяснить время написания песни «Священная война» — не такая уж сложная задача. Надо лишь сравнить «отпечатки пальцев» этого самого времени в советских газетах и в самой песне. Этого будет достаточно, потому что В. И. Лебедев-Кумач львиную долю своих стихов и песен создал в весьма специфическом жанре — жанре агитплаката, где газетные штампы являются неизбежной характерной чертой. А когда мы эти отпечатки пальцев сравним, то увидим, что перед нами наша родная, любимая и самая советская песня «самого советского поэта», как титулуют Кумача не только его друзья, но и враги.

В моей работе нет сенсаций, как нет и необходимой полноты материала. Я ограничилась рассмотрением газетной лексики фактически только одного года — 1937-го. Потом добавила еще публикации конца июня 1941-го.

Я предлагаю читателям самостоятельно проследить процесс рождения этой великой патриотической и, в сущности, абсолютно народной песни, в которой В. И. Лебедев-Кумач просто правильно расставил по местам давно всеми произносимые слова. Сделал он это гениально.

====================================================================

2. Предварительные материалы

2.1 "Священная война". Фотокопия фрагмента страницы "Известий" от 24 июня 1941 года

2.2 Публикации советских газет, содержащие прообразы «Священной войны»

§ 1. Инцидент с теплоходом «Комсомол».

Литературная газета, 26 декабря 1936 года, № 72 (635).

С. 1. БЕШЕНЫЕ ПСЫ ФАШИЗМА.

Советские писатели о фашистских пиратах.

     Нет предела нашему возмущению!
     В нейтральных водах Средиземного моря, на одном из оживленнейших морских путей, фашистские пираты подожгли и потопили мирный торговый пароход.
     Выродки человечества — фашистские варвары попирают все международные законы, все права мирного общения народов.
     Корабль, потопленный современными каннибалами, — советский теплоход. Он носил имя славного ленинского комсомола. Он был построен в городе Ленина, руками ленинградских рабочих.
     Нет предела нашему гневу!
     На корме теплохода развевался красный флаг Советского Союза — великой социалистической страны, могущественного оплота мира.
     Этот флаг привел в бешенство проклятых поджигателей войны.
     Бешеных псов уничтожают!
     Наше правительство, выполняя волю народа, терпеливо проводит политику мира. Но пусть фашистские провокаторы, их покровители и прислужники не забывают, что советский народ — это 170 миллионов сынов и дочерей социалистической родины, как никогда сплоченных великой сталинской Конституцией, горячей любовью к своей великой отчизне, к ее вождям, любовью к гениальному Сталину.
     170-миллионный советский народ, как один человек поднимется на защиту чести и достоинства своей родины. И мы советские писатели, по первому зову партии и правительства станем в ряды всесокрушающей армии, которая развеет в прах обнаглевшие фашистские банды. Писатели Ленинграда просят правительство принять решительные меры, чтобы обеспечить спокойное плавание советских судов на мировых морских путях.
     Николай Тихонов, А. Горелов, В. Беспамятнов, Сергей Семенов, Мих. Слонимский, Мих. Козаков, Конст. Федин, Алексей Толстой, С. Маршак, Ю. Либединский, Н. Свирин, Леонид Соболев, Борис Лавренев, Еф. Добин, Александр Прокофьев, Алексей Чапыгин, Юрий Тынянов, Михаил Зощенко, В. Саянов, Вяч. Шишков, Ник. Чуковский, Г. Мирошниченко.

Эскадру — к берегам Испании.

     С чувством величайшего негодования узнаем мы, что фашистские банды потопили наш советский теплоход. Поистине нет средств, которыми бы не пользовались они, провоцируя нас на войну. Они хотят сделать невозможным плавание наших кораблей по Средиземному морю и проход через Гибралтар.
     Мы бдительны и дисциплинированны. Наших моряков не испугаешь. Мы скоро будем иметь большой линейный флот. Мы сейчас же должны послать к берегам Испании сильную эскадру для охраны наших судов от разбойничьих налетов.
Не может быть терпимо положение, когда пираты могут топить в открытом море советские корабли, убивать безнаказанно советских граждан.
     Н. Тихонов.

Близок час расплаты!

     И. Сельвинский.
     Мы давно знали, что фашизм — «молодец среди овец». Весь мир является свидетелем систематических нападений из-за угла «высшей расы» на мирное население то Африки, то Европы. Но страна социализма — не африканская провинция. Народы Советского Союза сумеют научить фашистов элементарным правилам вежливости.
     Как поэт, я бы двинул целое небо самолетов, чтобы ни гвоздя, ни шерсти не осталось от бандитских крейсеров! Но как гражданин страны, я не разделяю максимализма многих товарищей, требующих от правительства немедленного открытия карательных действий. Мы достаточно сильны, чтобы говорить спокойно. Наши вожди выразят возмущение страны тем языком, который они признают наиболее вразумительным. Мы же со своей стороны заверяем т. Сталина, что по первому же зову Кремля взорвем фашизм с его корнями, ветками и всем омерзительным благоуханием.

     Перец Маркиш.
     Наше возмущение по поводу затопления советского теплохода озверевшими разбойниками — наемниками фашизма — не в состоянии больше ограничиваться письменными протестами. Наши взоры устремлены на Средиземное море, ставшее местом неслыханных насилий, убийств и преступлений распоясавшегося фашизма, действующего кровавыми руками продажных бандитов и пиратов. Пролитая кровь советских тружеников-моряков у берегов Алжира переполняет наши сердца настойчивым требованием сокрушить и стереть с лица земли взбешенных поджигателей войны.


     Вл. Лидин.
     На неслыханный акт потопления фашистским крейсером нашего торгового судна отвечает возмущением вся наша страна. Самоотверженность и преданность советских народов обеспечивает полную и безоговорочную поддержку любому мероприятию, которое наше правительство считает необходимым осуществить.

     К. А. Тренев.
     За пиратами, потопившими наш теплоход «Комсомол», стоят крупные мировые разбойники, использующие фашистских мятежников для своих провокаций. Цели этих бандитов ясны: поджигая наш теплоход, они пытаются раздуть пламя мировой войны. Вопрос ставится так: с одной стороны — разрушители культуры, мировые человекоубийцы, с другой — на страже культуры, цивилизации, гуманности и всех завоеваний человеческого гения наш Советский Союз, незыблемый оплот мира, верный, надежный страж строительства всего лучшего, что есть в человечестве.
     
Мы знаем свою силу и верим, что величайшие завоевания культуры мировым разбойникам стереть не удастся. Мы глубоко убеждены также, что пагубным для человечества фашистским действиям и планам наступит скоро конец. Порукой этому наша мощь, наша сила, вера в правоту нашего дела и поддержка его лучшими умами человечества.

     М. Булгаков.
     Я был поражен известием о потоплении советского торгового парохода «Комсомол». Но, по моему убеждению, слова возмущения здесь ничего не помогут. И я присоединяю свой голос к тем, которые находят, что необходимо направить в испанские воды эскадру.
     Советские военные корабли сумеют и отконвоировать торговые суда и внушить уважение к флагу Союза, а в случае крайности — напомнить, насколько глубоки воды, в которых плавают поджигатели войны.

     Б. Ромашов.
     Находящийся в тисках экономического кризиса, задыхающийся от бешеной гонки вооружений, фашизм готов броситься на любую авантюру, лишь бы разжечь угрозу мировой войны.
     В своей безумной слепоте фашисты пытаются не видеть того народного возмущения, которое вызывают их наглые провокационные действия в нашей великой стране. Но с гневом народным шутки плохи… Уверен, что наше правительство найдет достойный ответ фашистским бандитам, опираясь на беспримерную любовь к своей родине всех трудящихся Советского Союза, учитывая их боевую готовность, их гнев и возмущение.

     Л. Славин.
     Не для того мы строим наш торговый флот, чтобы фашистские шакалы пускали его на дно. Но военный и воздушный флот мы строим для того, чтобы раз навсегда отбить у фашистских налетчиков вкус к столкновениям с могучей родиной социализма.
     Гордость гражданина СССР страдает от сознания того, что варварское попирание прав международными бандитами может остаться безнаказанным. Но этого не будет. Правительство нашей великой страны крепко даст по рукам фашистским злодеям.

     А. Караваева.
     Фашистские банды обнаглели до крайности. Они видят, что их кровавые дела разоблачены перед всем миром. Взбесившиеся волки с беспримерной наглостью нападают на корабли великой социалистической державы, которая столько лет благородно и самоотверженно защищает дело мира.
     «Ни одной пяди чужой земли не хотим, но и своей земли, ни одного вершка своей земли не отдадим никому», — так сказал великий Сталин.
     Можем ли мы терпеть, чтобы разные бандиты безнаказанно топили корабли нашего трудового народа? Я глубоко убеждена, что наше мудрое правительство найдет нужные средства для обуздания зарвавшихся разбойников с большой дороги.

     Фридрих Вольф.
     С величайшим возмущением услышал я о преступном пиратском нападении испанских фашистов на советский теплоход «Комсомол» Гитлеровский фашизм я в близком прошлом видел вплотную и я должен сказать: выпад фашистов меня не удивляет. Товарищ Димитров сказал однажды после Лейпцигского процесса: «самая неправильная тактика в отношении фашистской провокации — это тактика, призывающая не дразнить бестию». Товарищ Димитров показал, как нужно эту фашистскую бестию обуздать. Тактика мировых демократических могущественных держав Англии и Франции, придерживающаяся принципа «не дразнить бестию», вдохновила Гитлера и Муссолини на новые захваты и интервенцию.
     Могущественный Советский Союз не будет терпеть дальнейшей провокации фашистской бестии. Гул голосов всей страны говорит фашистским провокаторам: «Довольно! Мера полна». И когда стальной кулак Советского Союза обрушится на этих преступников против человеческих жизней и мира народов, то он найдет воодушевленную поддержку у всех действительно демократических и передовых людей Запада.

     П. Антокольский.
     Фашисты плохо знают историю. В любом учебнике они могли бы прочесть, на что напоролась интервенция Наполеона как раз в Испании и в России. Но если им далеко ходить до книжных полок, можно напомнить 1918 и 1920 годы нашего века в нашей стране.
     С каждым днем провокации этой грязной разбойничьей банды делаются откровеннее и наглее. Но недалек день, когда они окажутся тише воды, ниже травы, белее муки. «Мутная волна фашизма» разобьется о несокрушимый оплот мира, труда и свободы, о стальную броню нашей страны.

Примечание автора сайта. Теплоход "Комсомол" был уничтожен фашистскими военными кораблями. Команда теплохода была взята в плен и заключена во франкистские тюрьмы. Чем кончилась история, не знаю.

§ 2. Отклики на процесс параллельного троцкистского центра.

Литературная газета, 26 января 1937 года, № 5 (641), с. 3.

23 ЯНВАРЯ НАЧАЛСЯ СУД НАД АНТИСОВЕТСКИМ ТРОЦКИСТСКИМ ЦЕНТРОМ.
Гнусные преступники признали себя виновными в предъявленных им обвинениях.
Безграничен гнев советского народа, единодушно требующего стереть с лица земли кровавых лакеев фашизма.

Д. Алтаузен. Пощады нет.

Где взять слова предельного накала,
Всю ненависть чтоб выразил мой стих?
Еще планета наша не рождала
Предателей и выродков таких.
Еще никто, от злобы пламенея,
Так лгать и притворяться не умел;
Еще земля не видела подлее,
Продажнее, чернее этих дел!
Они над нами крылья распростерли
Злодейств
, измен, которым нет числа,
Но руки всей страны сошлись на горле
Испытанных убийц из-за угла.
Презренные вредители и гады,
Кровь Кирова не смыть с ладоней вам!
Идя вперед, сметая все преграды,
Прямой наводкой бьем мы по врагам.

В.Гусев. Голос страны.

На Дальнем Востоке, в тайге суровой,
Боец-пограничник на землю упал.
Это его благородной кровью
Бандит Сокольников торговал.

Школьники Киевщины в тетрадях
Пишут стихи о своей стране,
Это их счастливое детство Радек
Хотел спалить на фашистском огне.

Страна заводы свои растила,
Зажигала огни молодых городов.
Это их, нашу радость и силу,
Взорвать и разрушить хотел Пятаков.

Горит советская наша звезда!
Растет волна народного гнева.
Республики, области, города,
Подводники с моря и летчики с неба,

В океанах идущие корабли,
Поля, раскинувшиеся без предела,
Каждая пядь советской земли, —
Властно требуют их расстрела.

К.Федин. Агенты международной контрреволюции.

     Кто открыл все ворота врагу в период гражданской войны, после Октябрьской революции?
     Кто впустил немцев на Украину, отдал Баку англичанам, пригласил французов на Черноморское побережье, отрезал Дальневосточные земли японцам, посадил англичан в Архангельск?
     Кто поступался любыми территориями нашей страны, отдавал кому угодно любые богатства недр и морей, ставил крест на судьбе любого народа, — лишь бы свергнуть советскую власть?
     Российская буржуазная контрреволюция.
     Ценою великих жертв, принесенных рабочими, крестьянами и интеллигенцией, мертвая петля иностранной блокады была разорвана. Интервенты были разбиты, разгромлены и изгнаны с лица земли, исторически принадлежащей народам Советского государства.
     Все нации, населяющие эту землю, объединились в братство и в союз для строительства социализма, т.е. — новых, благородных форм жизни, свободных от эксплуатации человека человеком.
     Самым драгоценным нашим достоянием, которым мы обладаем, стало нерушимое единство народов, построивших Социалистический Союз Советских Республик.
     Здание этого единства было заложено Лениным. Сталин возвел его в такую высоту, что оно видно из каждого уголка земного шара.
     Целью контрреволюции было расчленение богатой территории Советского Союза, вражда между его народами, господство капиталистов. История же осуществила другую цель — цель, поставленную социализмом: территория Союза ССР, как никогда, едина, народы его, как никогда, дружны, господство в нем повсюду принадлежит трудящимся.
     Теперь, когда здание построено, все кажется так просто и ясно. Но нельзя забывать необычайно трудного исторического пути, необыкновенно тяжелых условий, в которых происходило великое строительство. И никто никогда не забудет, что этот путь пройден и все трудности преодолены под водительством Сталина.
     Величайшей исторической трудностью строительства СССР, которую гений Сталина непоколебимо преодолел и из которой вышел победителем, была ликвидация эксплуататорских классов.
     И вот сейчас, как пузыри из болота, поднялись на поверхность остатки громадных процессов разложения, и жизнь должна навести чистоту, убрать прочь вонючую гниль и нежить.
     Враги всегда направляют удар в сердце и мозг своего противника. Вот почему враги социализма направляют свои низменные покушения на Сталина. Однако дорога к сердцу и мозгу отлично защищена преданностью и неисчерпаемой молодой силой всей нашей страны. Сталин неуязвим.
     Видя это, враг бросается к последнему, страшному средству борьбы: он хочет зажечь пожар войны и открыть ворота иностранцам на Западе и на Востоке, чтобы свергнуть советскую власть.
     Кто же собирается снова впустить немцев на Украину, кто готов отрезать Дальневосточные земли Японцам?
     Агенты международной буржуазной контрреволюции, агенты международного фашизма — ничтожные приспешники Троцкого, стоящие сейчас перед судом СССР.
     Когда социализму грозит опасность, его народы обносят границы Советского Союза новым железным кольцом обороны.
     Сейчас все мы занесли молоты, чтобы выковать новое железное кольцо. И никаким предателям не удастся раскрыть для врага ворота в государство социализма.


Ю. Олеша. Фашисты перед судом народа.

     Какое чувство в нас наиболее сильно? Ненависть к фашизму. На наших глазах в Испании происходит столкновение между народом и фашизмом. Каждый день приносит нам то или иное страшное известие о том, как проявляет себя фашизм. Он воспитывает палачей, преданных псов капитализма, его последних наемников.
     Эти молодцы должны быть жестоки, безжалостны, бессмысленны, автоматичны. Это не люди, а револьверы. Человек-револьвер, человек-маузер. Вот идеал фашистского воспитания. Маузер, направленный в каждого, кто хоть частью своей души сочувствует социализму. Для борьбы с прогрессивным человечеством организуются отряды таких молодцов. Мы являемся свидетелями того, как они проявляют себя. Это — насильники, убийцы детей, терзатели пленных.
     Если от африканца-наемника, которому платят вышедшие из употребления немецкие деньги за то, что он воюет против народа, имени которого он даже не знает, веет чем-то трагическим, то перед образом фашистов, которых бросает в войну Германия, сознание останавливается в растерянности, не умея найти аналогию. Кто эти люди?
     Гражданская война в Испании показала, что такое народ и что такое его ненавистники.
     Те, кого сейчас судят, были прямой агентурой фашизма. Что можно сказать еще? Какая вина может быть еще более страшной? Эти люди воспитывали молодцов с револьверами. Им нужны были люди-маузеры.
     В кого они должны были стрелять? В руководителей партии и правительства. Они покушались на Сталина. На великого человека, сила которого, гений, светлый дух, устремлены на одну заботу — заботу о народе. Мерзавцы, жалкие люди, шпионы, честолюбцы, завистники хотели поднять руку на того, кому народ сказал: ты сделал меня счастливым, я люблю тебя. Это сказал народ! Отношение народа к Сталину рождает в сердце такое же волнение, какое рождает искусство! Это уже песня!
     Нельзя без волнения думать о союзе между Сталиным и молодежью. Видно, как вдохновляется он ими и как они вдохновлены им. Сияет над эпохой этот обмен улыбками между вождем и <юным> поколением.
     А тут читаешь о тайных свиданиях в кафе, о разговорах шепотом в кабинете, о ботинках с подметными письмами, о полетах с фальшивыми паспортами. Кто эти люди? Шпионы. Это из той шайки международных убийц, которые рыскают по миру, разосланные фашизмом. Надвигающийся свет новых времен нетерпим для них.
     Мы, художники, должны особенно заклеймить эту сволочь. Мы — связанные духом с великими художниками прошлого. Мы — наследники благородных, влюбленных в народ людей.
     Как смеет покушаться на завоевания нашего народа выгнанный из страны, бездомный, выпрашивающий пристанища у господ, ощерившийся Троцкий? Этот оскал Троцкого, эти полные злобы глазки обобщают всю ненависть к свободе и воле, к самостоятельности и горделивости народа. Троцкому снится поражение СССР в войне. Мародер! Для каждого ясно: нет возврата к прошлому. Какая бы ни была война, банды молодцов, как бы они ни были организованы, какими бы многозарядными ни были бы они маузерами, — все равно великая сила народа непобедима!
     Люди, которых сейчас судят, вызывают омерзение. Особенно, когда думаешь о прекрасном народе Испании, который борется с фашизмом, об интернациональных бригадах. Особенно, когда думаешь о том, как ясен сейчас стал мир, когда говоришь себе: я принадлежу к прогрессивному человечеству. Особенно, когда вспоминаешь волнение, которое испытывал перед радиорупором, слушая слова великого, спокойного, исполненного чувства правоты вождя.
     Цинично они пролили кровь красноармейцев и рабочих, погибших от диверсионных вылазок.
Позор и бесславие, бесславный конец ждет их.
     Никто и ничто не помешает народу жить, побеждать, добиваться счастья! Все враги его будут уничтожены!

С. 5. А. Безыменский. Наш вердикт.

Меч справедливого суда
Моя республика подъяла!
Опять троцкистская орда
Перед лицом суда предстала —

И это гнусных змей клубок.
Трусы, шпионы и бандиты,
Что грязью с головы до ног
И кровью жертв своих покрыты.

Они свершали, озверев,
Чудовищные преступленья!
И в нас кипит священный гнев,
И нет предела омерзенью.

Стеной штыков окружены
Троцкисты, пойманные гады.
Их уничтожит без пощады
Суровый приговор страны.

Наш гнев ужасен — и прекрасен.
Мы свой вердикт произнесли.
И тот вердикт единогласен:
— Стереть их всех с лица земли!


С.5. А. Караваева. Изменники родины, шпионы, диверсанты и лакеи фашизма.

     Миллионы советских людей прочли обвинительное заключение по делу троцкистского «параллельного центра». Вся страна кипит возмущением, гневом, священной ненавистью и презрением к кучке подлых убийц и закоренелых бандитов, которые сидят на скамье подсудимых. Сердца человеческие содрогаются от ужаса и негодования, руки сжимаются в кулаки, уста произносят проклятия злейшим врагам советского народа и трудящихся всего мира. Недавно народы Советского Союза на VIII чрезвычайном съезде Советов приняли великую сталинскую Конституцию. Каждый гражданин нашей родины с гордостью думал о том, что жизнь его самого, его детей и всех окружающих управляется законами, справедливее и благороднее которых не знала человеческая история.
< …>
     Чтобы путем войны, крови и насилия дорваться до власти над советским народом, они обещали отдать на разграбление чужеземным штыкам целые республики Советского Союза с миллионами населения. Вы не найдете таких примеров в истории!
< …>
     Дико вообразить все это советскому человеку, это все так же дико и непредставимо, как изменение системы мироздания… Что? Величественные массивы наших колхозных полей отдать помещику и кулаку? Наши заводы-гиганты, красавцев, нашу гордость отдать в руки буржуазии и напустить на них жадные орды германо-японских обирал и жуликов?!.. Да разве допустит это советский народ?
< …>
…они хотели действовать кровавым насилием…
<…>
     «защита отечества есть священный долг каждого гражданина СССР»
<…>
     Вся мощь социализма, все благороднейшие идеалы человечества у нас, в нашей великой Конституции, в нашей советской жизни, в наших людях, в героической борьбе нашего народа за свободу и его трудовые права. Сила, свет, разум – у нас.
     Обагренные кровью, обросшие косматой шерстью звериной злобы и бешенства, потерявшие облик человеческий, стоят перед лицом суда народного заклятые враги трудящихся всего мира. А честные люди всего мира, все подлинные друзья Советского Союза вместе с нами скажут: да, бешеных псов фашизма надо уничтожить.

В. Луговской. Горе фашистам и их приказчикам.

     Наш народ кровью лучших своих сыновей оросил два материка, следуя за той, чье имя бессмертно во веки веков —
     Великая Пролетарская Революция!
     — следуя за Лениным и Сталиным, которые своими благородными, мужественными руками подняли и пронесли знамя Октябрьской революции, и, когда умер один, на его место встал другой.
     Наш народ вытерпел нечеловеческие муки ради того, чтобы победить, не сдать завоеванных позиций, довести страну до социализма.
     Он закалялся, рос, поднимался над миром — прямой, смелый, гордый своими победами, раздвигающий горы на своем пути, умный, исполинский народ.
     Ни одной пяди… вслед за Сталиным повторяем мы, стиснув зубы, — ни одной пяди своей земли не отдадим никому.
     И вот мы все судим тварей, которые предали и продали все самое дорогое, самое святое, что есть у советского человека: родину, революцию, партию, народ, землю нашу, политую кровью героев и мучеников революции.
     Цинично продавали они наши реки, моря, руды, горные хребты и пашни.
     Двурушничали, троеручничали, подличая и пресмыкаясь, переполняя предельную меру подлости, которая только может быть у подонков человеческого рода.
     Молитвенно протягивали руки навстречу Его Величеству Капитализму и Гитлеру — пророку его.
     Кровавые собаки реставрации — они ползли на брюхе за своим поводырем — Троцким — торговцем человеческой кровью и честью, не имеющим родины, злобным выродком, проституткой фашизма.
     Товарищи! Эти люди торговали нами, нашими семьями, землею, на которой мы стоим.
     Господин Пятаков, господин Радек, господин Сокольников!
     Вы оставите после себя в веках звание Иуды Искариота.
     Ибо вы продавали не только нас и родину свою. Вы продавали человечество и Великую социалистическую революцию в России — символ человеческого счастья.
     Но революция не умирает — наша родная революция — революция Пресни, Смольного, Царицына, Урала, Перекопа, сталинских пятилеток, сталинской Конституции,
сталеваров, комбайнеров, трактористов, снайперов, летчиков, танкистов, стахановцев, героев труда и героев Советского Союза.
     Товарищи во всех странах! Вы можете разглядеть троцкистскую сволочь — такой, как она есть — голую, продажную, дрожащую от самых низких политических инстинктов.
     Вы скажете вместе с нами: прочь руки, фашистская и троцкистская сволочь!
     Миллиарды людей будут жить и бороться на путях к всечеловеческому счастью, а предателей мы уберем из жизни.
     Поклянемся стоять на страже родины!
     Гигантские силы кипят в нашем народе. Горе империалистам и приказчикам их! Мы раздавим хозяев фашизма, как раздавили фашистских лакеев.


С. 4. М. Козаков. Шакалы.
< …> Мы — сама Жизнь, мы цветение земли. А там?

Л. Леонов. Террарий.

     Один из тех бесчисленных героев, чьи фотографии изо дня в день помещаются на почетном месте в центральных органах нашей печати, раскроет сегодня газету с отчетом о судебном заседании.
     Что должен испытывать он, отдавший всего себя социалистической стройке, пробегая столбцы с диалогами прокурора и этой засыпавшейся фашистской челяди? Конечно чувство гнева, омерзения и, может быть, удивление перед страшным обликом семнадцати этих уродов.
     Но зато следующим его чувством будет ярость.
     То, что многомиллионный народ, в стремлении к чистой и честной жизни, создавал по куску (народ помнит в лицо каждый кирпич великой стройки, и каждый завод наш — летопись каких замечательных дел!), эти люди расчетливо губили и продавали чохом злейшему и недремлющему врагу.
     Пятилетке социалистического подъема они противопоставили свою пятилетку диверсий и предательства.
     Ни история, владеющая неисчислимыми коллекциями самых разнообразных преступлений, ни литература специального назначения еще не имеют примеров низости в таком концентрированном виде.
     Итак, страна наша снова стоит перед обширным и отвратительным террарием.
     Что-то ползает, бесхвостое и вызывающее содроганье, во тьме этого гадкого пространства. Вот, одно из этих существ поворачивается к нам. Холодные, жестокие глаза с ненавистью смотрят из-за судебного барьера. Герою нашего времени, да уже и великому рядовому каменщику социализма, они чем-то уже знакомы.
     Такими же глазами смотрит из-за рубежа на социалистическую стройку и тот замаскированный господин Многоточие, истинное имя которому — фашизм!

С. 5. Г. Лахути́. Родине.

Покуда солнце над землей сияет,
Пусть вешней розой жизнь твоя цветет!
Кто б ни был он, твой недруг исступленный,
Позора бремя на него падет.

Где та рука под нашим небом чистым,
Что на тебя подняться посягнет?
Но если сыщется рука такая,
Ее отрубит от плеча народ.

И полный яда, под ударом нашим,
Предательский навек сомкнется рот.
И вору всенародное презренье
Арканом тесным горло обовьет.

И голову, где замыслы гнездятся
Змеиные, рабочий гнев снесет.
И вражье имя черное из списка
Твоих сынов рука твоя сотрет.

Ты, словно светоч, землю озаряешь,
Кто светоч мира погасить дерзнет?
Одна лишь мысль о том сердца людские
И холодом и мраком обоймет.

До Африки, до Крита и Китая
О злобе этой черной слух дойдет.
Земли опора ты, землетрясенье
От вести этой землю сотрясет.

Злодей надеждой тешился, что скоро
В пределы наши хищный враг войдет.
Полночный филин звал в наш сад весенний
Стервятников и сов проклятый род.

Но край, где правят мудрость и отвага,
От злых когтей себя убережет.
Пусть гибнет враг, а ты живи и славься,
Великий человечества оплот!

Падет твой враг, нет слов, но сердце грезит,
Что он от моего меча падет.

Перевод с фарси Бану.


С. 6. ВЫШЕ БОЛЬШЕВИСТСКУЮ БДИТЕЛЬНОСТЬ.

К.Финн. Есть ли большее предательство?

     <…> Если где-нибудь сейчас в фашистской стране на грязном снегу умирает в луже собственной крови товарищ, мне хочется крикнуть ему:
     «Товарищ, мы, шестая часть мира, с тобой. Товарищ, мы раздавим твоих убийц, обещаем тебе это!»
     И если какой-нибудь мальчишка окраины смотрит на лужу крови на снегу, как смотрел много лет назад я, мне хочется сказать ему, мне хочется крикнуть ему:
     «Учись жизни!
     Перед тобой одна из страшных ее страниц. Будь сильным, будь крепким.
     Помни, что люди, которых называют большевиками, победят черный мир фашизма, издыхающую буржуазию, и дадут тебе такое счастье, мальчик, какое не знало человечество никогда».

Р. Фраерман. Мы вытащим их из щелей на свет.

     Что они хотели сделать! Убить, предать, уничтожить счастье целого народа, самое дорогое, самое дорогое благо, какое мы имеем — нашу родину.
     Сквозь какие муки мы прошли, сколько крови своей отдали, сколько жертв принесли, чтобы сделать ее такой, какая она есть, могущественной, богатой и мирной, являющейся единственным убежищем для всего угнетенного человечества.
     И на все это руку поднять!
     Гнев туманит голову. Не нахожу слов. Хочется только кричать.
     — Уберите их скорей! Уберите!
     Пусть не видят их люди, не слышат.
     Они недостойны жить!
     Но и после смерти народная ненависть будет преследовать их имена.
     Из какого страшного мрака пришли они к нам — эти жалкие слуги фашизма.
     Нам, советским людям, трудно представить, как темна эта ночь, которая вот уже несколько лет стоит над Германией. Но силишься все же представить и вспоминаешь детство, когда такая же ночь висела над царской Россией. Вспоминаешь процентную норму для евреев в школах, вспоминаешь погромы и, что куда хуже погромов, то ужасное чувство безысходности, тоски, которое никогда не покидало людей, не покидало даже меня, маленького мальчика.
     От погромов можно было спрятаться, от жандарма убежать, от громил отбиться камнями.
     Но куда было уйти от нищеты, от убожества, от безумия жизни? Нам родина казалась тюрьмой.
     И даже сейчас, много лет спустя, при одном воспоминании этой жизни ненависть закипает в сердце, ищешь невольно оружия. Но вдруг опомнишься.
     — Что с тобой, — скажешь себе, — ведь это давно прошло. Этого нет больше и никогда не будет.
     И вот опять они — эти поборники капитализма и фашизма. Эти гонцы из темного царства, где поспешно, с таким усердием Гитлер выращивает новое племя мучителей.
     Предатели! Сколько лживых слов сказали они, чтобы нас обмануть, и какие ужасные замыслы!
     Изменники! Нашей землей, нашей кровью хотели они торговать; убить вождей, любимых нами; призвать войну, болезни, голод, чтобы снова ввергнуть в рабство свободные народы великого Советского Союза.
     Враги! Мы не боимся их, хоть будь у них десяток запасных троцкистских центров. Никто не победит ни нашей любви к великой родине, ни ненависти к ее врагам. Мы вытащим их из щелей на свет. Но пусть уж не ждут пощады.

Б. Лавренев. Их судит вся страна.

< …> Они хотели продать и предать сотни миллионов трудящихся в черное рабство фашизма.

Примечание автора сайта.
В. И. Лебедев-Кумач, судя по всему, обладал колоссальной памятью на художественные образы и уникальной способностью к обобщениям. Если вы сначала прочтете множество стихов Кумача, то потом, при чтении старых советских газет, вас будет преследовать странное чувство: вы эти газеты уже будто бы читали, только... в сжатом виде. Можно даже сказать, что советские газеты - "матрицы", то есть таблицы с большим массивом данных, и эти матрицы Василий Иванович потом и втискивает в свои не слишком большие, но, как оказывается, емкие тексты, обозначая громоздкую матрицу "одной буквой" - стихотворением. На примере "Священной войны" это видно наиболее отчетливо: в стихотворении всего 7 различных четверостиший - а какой громадный пласт информации за ними скрывается!

ИЗВЕСТИЯ, 30 января 1937 года, с. 4.(эта газета есть на сайте "Старые газеты")

< …> Рабочий Седов из сварочного цеха говорил горячо, словно не остыли еще в груди волнение и ярость последних дней. Он взывал к товарищам, он требовал от них зоркости, он призывал быть бдительными и настороженными, чтобы вовремя обнаружить в своей среде волка, притворившегося овцой. <…>

Василий Лебедев-Кумач. Спасибо пролетарскому суду.

Как колокол набатный, прогудела
Страна
, от возмущения дрожа.
Спасибо вам, бойцы Наркомвнудела,
Республики великой сторожа!
Предателей блудливая порода
Грозить не будет жизни и труду.
От всей души советского народа
Спасибо пролетарскому суду!

Дадим лучшие в мире самолеты. (Из резолюции митингов ночных смен завода имени Менжинского).
< …> Мы раздавим гадину, уничтожим всякого, кто попытается посягнуть на наши священные границы.

«Литературная газета», 1 февраля 1937 года, № 6 (642).
С. 5.
М. Исаковский. Приговор суда.

Они ползли, как кровожадный спрут,
Они тянулись в озлобленьи диком
На нашу жизнь, на молодость, на труд,
На солнце нашей родины великой.
< …>
За нашу кровь, за мерзость черных дел
Свое взяла и эта вражья свора.
Народ сказал: «Предателям — расстрел!»
И нет для них другого приговора.


И. Кириленко. Воля могучего народа.

< …> Чего хотели эти изверги рода человеческого?
< …>Во тьму, в рабство, в нищету они пытались продать нашу родину, наш народ.
< …> Сердца миллионов сжимались в благородном негодовании и могучие голоса народов нашей родины гремели, как морской прибой.
Уничтожить гадов, и как можно скорее! <…>

Янка Купала. Прокляты навеки.
< …> троцкистские изверги.

Перец Маркиш. Исчадия лжи и злобы.

< …>
Священной родины незыблемы просторы
От зноя тропиков до ледовитых стен, —
По лоскуткам ее разбойники и воры
Тащили под полой на торжища измен.
< …>
Нет, и ночная тьма не скроет их позора,
Затем, что лица их чернее тьмы самой!
Их пригвоздил к скамье крутого приговора
Многомильонный гнев, народный гнев святой. <…>
С еврейского Д. Бродский.


Якуб Колос. Карта бита.

< …>Из тьмы, нищеты и невежества выведены на широкие просторы жизни гением Ленина и … Сталина многомиллионные массы трудового народа. <…>
< …> Под советским солнцем нет и не будет места предателям!
И солнце советской страны будет сиять ярко!

На этой же странице есть заметка В. Бределя «Подручные германских и японских фашистов», она заканчивается призывом: «Смерть палачу рабочих — фашизму! Смерть его гнусным креатурам — троцкистам!»
 

Категория: Мои статьи | Добавил: Olga (20.08.2014) | Автор: Ольга Севина, 2009 г.
Просмотров: 458 | Теги: Священная война, история песни Священная война, Василий Лебедев-Кумач, предвоенные советские газеты, антифашизм | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]